Посадка самолета на воду: случаи в ленинграде, микронезии и гудзоне

Американский летчик спас 150 человеческих жизней, посадив самолет на воду

Этот случай, безусловно, войдет в историю авиации, на нем будут учить молодых американских пилотов и проверять знания действующего летного состава.

Как и положено в голливудских фильмах, в этой истории есть главный герой — бывший военный летчик, 57-летний пилот Чесли Салленбергер по прозвищу Салли. И достойный хеппи-энд — после посадки самолета, которым тот управлял, на воду все 150 пассажиров были спасены.

Причем летчик покинул борт, как и положено морскому капитану, последним. Он дважды осмотрел самолет, чтобы еще раз убедиться: люди покинули тонущий воздушный корабль.

Американские СМИ воспроизвели хронику летного инцидента. В 15 часов 26 минут по местному времени аэробус А-320 вылетел из нью-йоркского аэропорта Ла Гардиа. Но набрать заданную высоту не успел.

Поднявшись примерно на 800 метров, через 30-45 секунд после взлета летчик сообщил о нештатной ситуации — столкновении самолета минимум с двумя птицами. Об этом пассажирам станет известно позже — уже на земле.

Те же, кто находился в салоне, придавленные ремнями безопасности, с любопытством выглядывающие в иллюминаторы, описывали произошедшее одинаково — «что-то громко стукнуло, самолет зашатался, и появился запах гари».

Трудно представить, что испытали люди, когда поняли, что шедший на взлет лайнер резко стал терять высоту. Все понимали, что-то происходит и это не турбулентность.

Некоторые сидящие ближе к хвосту пассажиры видели, как из двигателей вырывалось пламя и они задымили. Стало непривычно тихо. На табло продолжали гореть слова «пристегните ремни».

В этот критический момент последовало сообщение пилота о предстоящей посадке на воду. Летчик предупредил пассажиров о возможном «сильном ударе».

О том, что происходило в кабине пилота, стало известно из расшифровки записей переговоров Салли с диспетчерским пунктом. Первоначально экипаж запросил посадку в аэропорту вылета. Однако очень быстро стало понятно, что возвращение невозможно.

Тогда было принято решение дотянуть до ближайшей взлетной полосы в соседнем с Нью-Йорком штате Нью-Джерси. Но примерно через три минуты полета летчик передал на землю, что не сможет удержать в воздухе машину.

Тогда появилась идея посадить самолет на единственной открытой, подходящей по размерам площадке — в парке, расположенном по пути следования самолета. Но в диспетчерском пункте выяснили: риск слишком велик, поскольку в парке идут ремонтные работы.

Последним шансом спасти пассажиров оставалась посадка на воду, в Гудзон, отделяющий Манхэттен от Нью-Джерси. Это решение было вынужденным и, как утверждают специалисты, весьма трудным.

«Огромная сложность заключается в том, что у аэробуса, который пилотировал Салли, двигатели расположены под крыльями. При посадке на воду ему приходилось следить, чтобы моторы не коснулись воды.

В противном случае лайнер бы просто зарылся носом в воду.

Поэтому летчику надо было сделать все, чтобы скользить по поверхности воды как можно дольше, удерживая нос самолета над поверхностью», — объясняют тонкости посадки в Гудзон профессиональные пилоты.

Другую серьезную опасность представляли суда, с которыми мог столкнуться аэробус. Низкая температура воды — сейчас в Гудзоне минус пять градусов — и сильное течение усугубляли ситуацию. Неудивительно, что, узнав об успешной посадке, губернатор штата Нью-Йорк Дэвид Пэтерсон в сердцах назвал произошедшее «чудом над Гудзоном».

Впрочем, есть одна деталь, о которой сегодня уже почти не вспоминают американцы. О той панике, которая возникла на Манхэттене, когда люди увидели падающий на небоскребы лайнер. О слухах, которые появились в первые часы после катастрофы, о возможном «арабском следе» в этом инциденте. Однако власти отреагировали быстро, сообщив населению, что к данному случаю террористы отношения не имеют.

Все дальнейшее хорошо известно. В ожидании спасателей пассажиры вылезли на крыло самолета. Пять человек, обратившихся за медицинской помощью, были доставлены в больницы. По словам Лорри, супруги летчика Салленбергера, тот позвонил ей, когда все закончилось, и кратко сообщил: «Произошла авария. Но все уже позади».

Источник: https://rg.ru/2009/01/19/sallenberger.html

Как в 1963 году пассажирский самолет совершил аварийную посадку на Неву

— Есть ли вообще возможность посадить самолет с заклинившим шасси?

— Отказ шасси не является однозначной предпосылкой к катастрофе, хотя и увеличивает ее вероятность. В современной гражданской авиации большинство вынужденных приземлений с убранными шасси заканчиваются без жертв. У экипажа Ту-124 было много шансов завершить полет благополучно.

— Почему им пришлось садиться на воду?

— Здесь нужно отметить два фактора. Если бы они не совпали, самолет бы сел на Шоссейной (старое название аэропорта Пулково — прим. «Бумаги»), пусть и с заклинившим шасси.

Во-первых, самолет вырабатывал топливо (чтобы уменьшить вероятность возможного пожара при посадке — прим. «Бумаги») на малой высоте — 500 м.

Чем меньше высота, тем больше топлива самолет потребляет и тем меньше нужно времени, чтобы его выработать.

Во-вторых, самолет остался без топлива. Почему оно закончилось, до конца не ясно. По одной версии, в Ту-124 барахлили датчики, показывая топливо, которого на самом деле не было. По другой, пилоты просто прозевали момент, когда закончилось топливо, пытаясь поправить заклинившую стойку шасси.

Еще одна версия: якобы при определенных ситуациях в топливной системе Ту-124 возникает некая воздушная воронка, которая мешает топливу поступать в двигатель. Для меня это, конечно, звучит сомнительно. С другой стороны, в Ту-124 могли быть какие-то конструктивные недостатки, поскольку тогда была самая заря реактивной авиации.

В современных самолетах все эти опыты учтены: крыло разделено внутри на отсеки и можно из любого из них перекачать топливо так, как тебе надо.

Если исключить хотя бы один из этих факторов, то самолет мог бы долететь до аэропорта. Имея больший запас высоты — например, в несколько километров, — он мог бы спланировать без двигателей до Шоссейной. Таких успешных случаев в истории авиации намного больше, чем случаев успешного приводнения. Но 500 м — слишком маленький запас высоты. Им хватило, только чтобы долететь до Невы.

Реконструкция посадки Ту-124

— Почему так сложно посадить самолет на воду?

— На больших скоростях свойства воды по упругости близки к бетону. Но дело в том, что, в отличие от подготовленной посадочной полосы аэродрома, поверхность воды — неровная. Из-за волн конструкция самолета просто разрушается. Сухопутный самолет не предназначен для таких нагрузок.

— Как пилотам удалось все-таки посадить самолет без жертв?

— Каждый из случаев успешного приводнения рассматривается как результат огромного везения. В данном случае было несколько факторов. Во-первых, посадку производил второй пилот (Василий Чеченев — прим. «Бумаги»), у которого был опыт полетов на гидросамолетах. Он владел методикой приводнения. Это было одним из факторов везения.

Вторым фактором было то, что, по-видимому, на Неве практически не было волн. Третье: когда самолет был в воде, мимо проходил буксир, который сразу же вытащил его на берег. Теоретически можно было бы выбраться из самолета, но в этом случае наверняка была бы паника и люди не знали бы, что делать.

— Как происходила посадка? Самолет падал?

— Нет. Для каждого самолета есть руководство по эксплуатации, где в разделе о нештатных ситуациях написано, какую скорость и тангаж (угловое движение относительно главной поперечной оси инерции — прим. «Бумаги») нужно выдерживать для оптимального снижения.

В чем реально заслуга экипажа: когда они уже оказались в этой патовой ситуации, за считанные секунды успели принять решение. Эти секунды очень важны. Пилоты смогли оценить обстановку и договориться, что делать.

Если вспомнить экранизацию «Чуда на Гудзоне», то основная претензия к Салли (пилоту Чесли Салленбергеру — прим. «Бумаги») была в том, что ему хватило бы времени долететь до аэродрома, если бы он начал маневр, как только отказали двигатели. Но пока экипаж принимал решение, секунды утекали. В конце концов у них уже не было выбора — только садиться на реку.

— В нескольких публикациях о посадке Ту-124 на Неву упоминается, что самолет, по воспоминаниям очевидцев, летел прямо на Исаакиевский собор. Если бы он не сел на Неву, то какие последствия могли бы быть?

— Самолет мог упасть на землю, на жилые дома. Можно предположить, какая бы была катастрофа, с каким количеством жертв. Достаточно вспомнить, например, катастрофу в Иркутске 1997 года (самолет упал на жилые дома, погибло 72 человека — прим. «Бумаги»).

Экипаж ТУ-124. Крайний справа — второй пилот Василий Чеченев, рядом с ним — командир воздушного корабля Виктор Мостовой

— После этой катастрофы продолжили выпускать Ту-124?

— Да, они много где летали. Сейчас, конечно же, его не эксплуатируют.

— Разрешены ли сейчас полеты над Петербургом?

— В Петербурге есть зоны ограничения полетов, есть зоны запрета полетов. При этом каждая из них открывается для определенных категорий воздушных судов. Но если, например, нужно долететь из Пулкова до Петропавловской крепости, то самолет полетит не над городом, а над Финским заливом.

В центре города — в зоне запрета полетов — можно летать только госавиации и санитарной авиации, то есть полиции, спасателям и президенту. По большей части это, конечно, вертолеты. Пассажирские лайнеры в центр вообще не залетают. Если самолет идет при посадке на второй круг, то траектория пройдет в облет всего города — вдоль КАД и ЗСД.

Источник: https://paperpaper.ru/55-let-nazad-passazhirskij-samolet-prize/

Можно ли посадить пассажирский самолет на воду: реальные случаи чудесного приземления

Существуют специальные марки самолетов, предназначенных для приземления на воду. Но история знает немало примеров, когда пилотам обычных самолетов приходилось совершать посадку не в аэродроме, а на водную поверхность. В роли посадочной полосы выступали реки Нева, Волга, Гудзон и даже Тихий океан.

К сожалению, в авиации случаются аварийные ситуации, когда техника по тем или иным причинам выходит из строя.

Сегодня мы расскажем об уникальных случаях, когда обычные пассажирские самолеты, а не гидросамолеты, удалось благополучно посадить на воду. Большинство из них было обречено на гибель из-за отказа двигателей или по иным причинам.

Но благодаря мужеству и профессионализму пилотов удалось совершить посадку на воду и во многих случаях обойтись без жертв.

Посадка Ил-12 на Волге

Эта история приводнения самолета с 23 пассажирами на борту произошла 30 апреля 1953 года. Пассажирский самолет выполнял рейс «Москва-Новосибирск» с посадкой в аэропорту Казани. Как раз перед заходом на промежуточную посадку у самолета отказали оба двигателя.

Как выяснилось позже, эта аварийная ситуация возникла из-за встречи со стаей уток, которые попали в двигатель. Самолет стал быстро терять высоту, и в сложившихся непростых условиях экипаж принял решение посадить самолет на воду. Аварийная посадка была совершена в районе Казанского речного порта.

Так как это произошло довольно далеко от берега (глубина места посадки составляла около 18 метров), то самолет стал заполняться водой и медленно погружаться. Спасательную операцию осложнял тот факт, что посадка произошла в 21.37 по местному времени и было уже темно. Всем пассажирам и членам экипажа удалось выбраться из тонущего самолета.

Местные жители на лодках доставили до берега всех пострадавших, кроме одного пассажира, который, к сожалению, утонул, став единственной жертвой этой авиакатастрофы.

Посадка Боинг-377 в Тихом океане

Второй успешный случай посадки воздушного судна на воду произошел 15 октября 1956 года. На борту судна, следовавшего из Гонолулу в Сан-Франциско, находились 24 пассажира и 7 членов экипажа.

После отказа 2-ух двигателей из четырех командир принял решение посадить лайнер на воду.

В результате успешной посадки никто из пассажиров не пострадал, и их подобрали спасатели службы береговой охраны.

Посадка Ту-124 на Неву

Этот случай произошел 21 августа 1963 года в небе над Ленинградом. Воздушное судно совершало перелет по маршруту «Таллин – Москва». На борту находились 52 человека: 45 пассажиров и 7 членов экипажа. Спустя некоторое время после вылета из аэропорта Таллина экипаж обнаружил, что заклинило опору шасси.

После переговоров с диспетчерами было принято решение посадить самолет в ближайшем аэропорту, которым оказался «Пулково» в Ленинграде. Из-за проблем с шасси стало сразу ясно, что посадка будет аварийной и для того, чтобы избежать возгорания и взрыва, необходимо было выработать топливо.

Читайте также:  Образец заполнения анкеты на визу в китай для россиян в 2018 году

После часа кружения над Ленинградом, когда топлива оставалось уже немного, возникли проблемы с двигателем. Один за другим отказали оба двигателя, и единственным шансом спасти экипаж и самолет оказалась посадка на водную гладь Невы.

Если бы в составе экипажа не было второго пилота Василия Григорьевича Чеченева, который имел опыт посадки воздушных судов на воду, то неизвестно, чем бы все закончилось.

В считанные секунды капитан передал управление самолетом Чеченеву, который, благодаря своему опыту работы в морской авиации, сумел сбалансировать положение самолета для посадки на воду. Самолет благополучно приводнился на Неве напротив Александро-Невской Лавры, где его уже ждали спасатели и службы эвакуации. Все пассажиры и члены экипажа остались живы.

Посадка японского лайнера в Тихом океане

Эта аварийная посадка произошла 22 ноября 1968 года недалеко от Сан-Франциско. Воздушное судно DC-8 авиакомпании Japan Airlines, на борту которого находились 96 пассажиров и 11 членов экипажа, совершало рейс Токио – Сан-Франциско.

На этот раз причиной аварийной посадки стал плотный туман, окутавший район посадки. Из-за плохой видимости и ошибки приборов, на которые ориентировался капитан судна, экипаж совершил посадку на воду вместо взлетно-посадочной полосы. Причем пилоты до последнего думали, что они садятся в аэропорту.

Возможно, отсутствие паники и обеспечило успех всей операции. Никто из пассажиров не пострадал.

Посадка Ту-134 на канале имени Москвы

Этот случай произошел 17 июля 1972 года, когда самолет находился на испытании и совершал экспериментальный полет. В результате аварийной ситуации у лайнера произошла остановка двигателей.

На борту в тот момент находились 5 членов экипажа. Благодаря профессионализму пилотов удалось посадить воздушное судно на Икшинское водохранилище, одно из водохранилищ системы канала имени Москвы.

В результате происшествия никто не пострадал.

Посадка А 320-214 на Гудзон

Последний случай посадки крупного пассажирского авиалайнера произошел не так давно — 15 января 2009 года. Воздушно судно со 150 пассажирами и 5 членами экипажа на борту совершало полет по маршруту «Нью-Йорк – Сиэтл». Спустя всего 1,5 минуты после взлета лайнер столкнулся со стаей птиц, в результате чего произошла остановка обоих двигателей.

К этому моменту самолет уже успел набрать высоту 975 метров, поэтому у пилотов было время на планирование. Экипаж сумел развернуть самолет и совершить успешную посадку на водную поверхность реки Гудзон напротив 48-ой улицы Манхэттена. Все пассажиры благополучно выбрались на поверхность и были спасены.

И хотя некоторые их них получили травмы, приземление на реке Гудзон можно назвать просто чудом, так как все 155 пассажиров остались живы.

Во всех описанных случаях удалось избежать многочисленных жертв именно благодаря мастерству экипажа. К сожалению, все самолеты после таких приземлений больше не вернулись в небо.

Как отмечают специалисты, благоприятный исход аварийной посадки на воду зависит от нескольких факторов.

Наибольшее значение имеет состояние водной поверхности (наличие волн или преград), тип самого воздушного судна (крупные авиалайнеры посадить на воду легче) и мастерство экипажа. Именно последний фактор является решающим.

Материал является авторским, при копировании ссылка на статью или сайт travelask.ru обязательна

Источник: https://ronin.ru/zhizn/mozhno-li-posadit-passazhirskij-samolet-na-vodu-realnye-sluchai-chudesnogo-prizemleniya.html

В нью-йорке произошла необычная авиакатастрофа, в которой все пассажиры выжили. новости. первый канал

В США расследуют обстоятельства авиапроисшествия, которое уже окрестили «Гудзонским чудом». Посреди Нью-Йорка, после столкновения с птицами, едва не разбился пассажирский аэробус, на борту которого было 155 человек.

Пилоту удалось посадить аварийный лайнер с горящими двигателями в воду. В это сложно поверить даже самим пассажирам, но все они живы.

Репортаж Сергея Алексеева.

Казалось, такое возможно только в фантастическом фильме-катастрофе. Пассажирский аэробус садится посреди Нью-Йорка, в реку Гудзон. Все пассажиры живы.

Очевидец: «Он пролетел очень низко, казалось, он рухнет на нас!»

Очевидец: «Самолет сел в реку, я не шучу! Мне даже удалось сделать несколько снимков».

Фюзеляж севшего на воду лайнера полтора часа оставался над поверхностью воды. Как будто ждал, пока катера береговой охраны, вертолeты и даже подоспевшие паромы подберут с крыла пассажиров.

Никто из них, купивших билеты на внутренний рейс номер 1549, даже не предполагал, что через 3 минуты после взлeта их будут вытаскивать из воды.

У кого-то стучали зубы, кто-то получил легкие травмы, но жертв нет, и это невероятно.

Джеф Колоджей, пассажир: «Жeсткая была посадка. По-моему, не было никого, кто бы не ударился головой. Я видел, что у пассажиров на соседних креслах шла кровь. Это потом стало ясно, что большинство отделалось порезами и ушибами. А тогда было жутко страшно».

Аэробус А320 вылетел из аэропорта Ла Гуардиа и набрал высоту в 800 метров, как экипаж сообщает на землю: столкновение с птицами, отказали оба двигателя.

По инструкции, при нештатной ситуации пилот должен вести самолет в нью-йоркский аэропорт Кеннеди, где самая длинная посадочная полоса. Но двигатели запустить не удалось.

У пассажиров до сих пор звучит в голове беспристрастный голос пилота: «Будем садиться на воду, приготовьтесь и наденьте спасательные жилеты».

Дейв Сандерсон, пострадавший: «Я видел дым через иллюминатор и понял, что дела у нас плохи. Оставалось молиться и надеяться, что пилот знает своe дело. А он совершил невозможное».

Майкл Блумберг, мэр Нью-Йорка: «Я лично говорил с пилотом. У него была трудная задача, и он с ней блестяще справился. Мистер Челси Селенбергер дважды обошел салон, после эвакуации пассажиров, и как настоящий капитан покинул судно последним. От имени всех ньюйоркцев я выражаю ему благодарность».

Из 150 пассажиров большинство развезли на автобусах по домам и гостиницам. В больницы Нью-Йорка направлены 78 человек с борта лайнера. По словам врачей, состояние большинства хорошее или, по крайней мере, стабильное. Сам лайнер отбуксировали к южной оконечности острова Манхеттен, там его досмотрят эксперты.

Пока что версия о попадании птиц сразу в два двигателя выглядит очевидной и в то же время невероятной.

В1963 год, в Ленинграде у Ту-124, следовавшего из Таллина, отказало шасси. Выработав топливо, пилот посадил машину в Неву между двумя мостами. Все пассажиры сошли на берег невредимыми.

Кроме этих двух случаев, ни одно падение крупного самолeта в воду не обходилось без жертв. Ведь лайнер с отказавшими двигателями практически полностью неуправляем.

22 из 50 пассажиров погибли в 1970 году в Карибском море. Когда в 1996 году захваченный террористами эфиопский «Боинг» приводнился близ Коморских островов, жертвами стали 15 человек, включая угонщиков. Четыре года назад, в катастрофе близ египетского Шарм-эль-Шейха, не выжил никто, самолeт разбился при ударе о воду.

Для тех, кто в курсе статистики, безупречное приводнение равносильно чуду.

Источник: https://www.1tv.ru/news/2009-01-16/174400-v_nyu_yorke_proizoshla_neobychnaya_aviakatastrofa_v_kotoroy_vse_passazhiry_vyzhili

«Чудо на Гудзоне». А в чём собственно чудо?

Скоро на экраны кинотеатров выходит фильм «Чудо на Гудзоне» повествующий о посадке пассажирского А320 на реку Гудзон 15 января 2009 года.

Отдавая дань мастерству американских пилотов, отмечу, что американские кинематографисты, как всегда, изобразят это чем-то совершенно исключительным и присущим только американской нации.

В связи с этим полезно будет вспомнить, что 15 октября 1963 года прямо посреди Ленинграда, на Неву приводнился Ту-124, на борту которого находились 44 пассажира летевших из Таллина в Москву.

За минувшие полвека об этом подвиге писалось немало. Автор этого материала опубликовал фотографию того самолета на месте приводнения. Она обошла полмира, а наши телевизионщики (после аналогичной посадки «боинга» на Гудзон в Нью-Йорке) не без гордости за отечество говорили: «А у нас такое случилось, еще когда капитан «боинга» школьником был…»

Но почему-то они не сообщали самое главное: в эпизоде с американским самолетом из 150 человек пострадали 78. В нашем случае не пострадал никто! Ни пассажиры, ни члены экипажа. И уже одно это говорит о мастерстве и мужестве российских летчиков. Ведь посадить почти сорокатонную машину на воду, согласитесь, не каждому дано.

Достаточно сказать, что из нескольких десятков аварийных посадок на воды океанов, морей и рек удачных было не более пяти. Все остальные сопровождались крушением самолетов и гибелью людей.

Оно и не удивительно. Скорость снижения авиалайнеров весьма большая — триста-четыреста километров в час, а то и выше. При этой скорости плотность воды по отношению к врывающемуся в нее предмету становится такой, что самолет может переломить, как спичку. Если у экипажа остаются для спасения считанные минуты, а бывает, что и секунды, осуществить столь виртуозную посадку крайне нелегко.

Но что же произошло с нашим самолетом в Ленинграде?

Поломка при взлете

Самое трудное в авиации — это посадки и взлеты. В то августовское утро Ту-124 совершал обычный рейс из Таллина в Москву. При взлете с аэродрома Юлемисте произошла поломка механизма, отвечающего за выпуск переднего шасси. Проще сказать, вывалился и упал на бетон полосы шаровой болт (его потом подняли со взлетки).

Механик ли недосмотрел, или какая иная причина, но только без этой детали «передняя нога» самолета не выпускалась. А это означало, что совершить посадку с такой неисправностью без угрозы для жизни пассажиров нельзя. В подобных случаях самолет, как правило, опрокидывается. В полете летчики пытались «выбить» заклинившее шасси и даже прорубили днище фюзеляжа — не помогло.

Оставалось одно: садиться «на брюхо» на аварийную полосу — попросту на глубоко вспаханную землю. Но еще до того необходимо было выработать большую часть топлива, чтобы избежать взрыва. Именно это и предложили с командного пункта управления полетами Виктору Мостовому.

Самолет направили в ленинградский аэропорт. Вырабатывая керосин, авиалайнер летал кругами вокруг города. Стюардессы по приказу командира отвлекали пассажиров рассказами.

В это время на земле готовились принять аварийный борт: подогнали пожарные машины, краны и, конечно, машины скорой помощи. Все проходило в «штатном режиме» до того момента, пока не заглохли сначала левая, а потом и правая турбины. По иронии судьбы случилось это в самом центре города, прямо над штабом революции — Смольным, где размещался ленинградский обком КПСС.

Летчики переусердствовали, стараясь выжечь побольше горючего. Расходомеры топлива того времени были с дефектом, часто показывали на тонну больше, чем было в баках. Потому их в аэропортах старались дозаправлять чуть больше на всякий «пожарный случай».

После шокирующего сообщения из аэропорта Пулково Мостовому приказали «спрямлять курс» над городом. У руководителей полета еще теплилась надежда, что лайнер дотянет до полосы планирующим способом.

И, наверное, так бы и произошло, будь машина поменьше и полегче, вроде шестнадцатиместного Ил-14 или Ли-2. Но Ту-124 был самолетом совсем другого поколения.

В соответствии с законами аэродинамики он клюнул носом, после чего стал быстро терять высоту.

Счет шел на секунды

На принятие судьбоносного решения у Мостового оставались не минуты, а секунды. Лайнер находился на высоте менее пятисот метров! Ту-124 под углом около тридцати градусов, рассекая воздух, скользил над историческим центром мегаполиса. Как в быстро прокручиваемом фильме, мелькали кварталы красивейшего из городов. Садиться было некуда, кроме реки.

«Иди на Неву!», — крикнул Виктору второй пилот Василий Чеченев — бывший гидролетчик. Но Мостовой и сам отлично понимал, что другого выхода нет. Нева — единственный шанс на спасение. И не ошибся. Работая штурвалом, Виктор сумел направить авиалайнер в сторону строящегося в ту пору моста Александра Невского. В этом месте река не делает поворотов и достаточно широка.

Преодолев высокие фермы Большеохтинского моста на высоте всего сорок метров, самолет прошел над одной из опор, едва не задев ее.

Свинцовые воды реки уже почти касались самолета, когда впереди прямо по курсу появился буксир.

Последним движением штурвалов Мостовому и Чеченеву совместными усилиями удалось приподнять авиалайнер на тот «последний дюйм», что так необходим был для спасения. После этого Ту-124 вспорол невскую гладь.

С момента остановки турбин прошло четырнадцать секунд! Мощное встречное течение реки помогло быстро погасить скорость. Самолет застыл всего в ста метрах от Финляндского железнодорожного моста.

Ну а тот кораблик, в который они едва не врезались, им же и помог — отбуксировал плавающий, как утка, самолет. Командир буксира Юрий Поршин сумел завести крыло тонущего авиалайнера на стоявшие у берега плоты. Крыло согнулось при ударе о воду и стало похоже на трап. По нему пассажиры смогли выйти сначала на бревна, а уже потом на сушу.

Читайте также:  Лучшие университеты (вузы) канады для русских и других иностранцев: особенности поступления и обучения

А на том берегу…

Посмотреть на приводнившийся пассажирский самолет пришли сотни, если не тысячи ленинградцев. Первой, как водится, подоспела милиция. Это для того, чтобы к самолету никого не подпускать, ну и, понятное дело, не давать фотографировать. Подобные происшествия в ту пору замалчивались.

Справедливости ради скажем, что ленинградское радио уже вечером того дня сообщило о благополучной посадке авиалайнера на Неву. Правда, в очень сжатом виде. Иногда задумаешься: зачем такая скрытность? Может быть, для того, чтобы не говорили на Западе, будто у нас плохие самолеты?

Автору этого материала повезло — удалось сделать несколько любительских фотографий в тот момент, когда «стражи порядка» отворачивались, чтобы самим поглазеть, что с самолетом и пассажирами. У остальных фотографов пленки отобрали сотрудники КГБ.

Я видел пассажиров и экипаж, стоявших на берегу за оцеплением. Вид у большинства был ужасный. У одних лица были бледные, у других — зеленоватые. На щеках отдельных граждан проступали бардовые пятна. Люди начинали постепенно приходить в себя после шока.

Понять их состояние было нетрудно. Ведь они пережили мгновения между жизнью и смертью. Представьте себя пассажиром авиалайнера, у которого в воздухе остановились турбины, да при этом еще и стремительно приближающегося к земле. Такое вряд ли забудешь.

Среди толпы из полусотни пассажиров и членов экипажа заметно выделялся Виктор Мостовой. Он был бодр, хотя и заметно возбужден. Приятный лицом, в синей аэрофлотовской форме и фуражке с кокардой на голове.

Он выглядел героем. Да таковым и был человек, только что спасший стольких людей от гибели! Может быть, поэтому летчик временами с достоинством и гордостью посматривал на толпы собравшихся ленинградцев.

Кстати, как и положено капитану, он вышел последним. Только те, кто был рядом, видели, что у него тряслись руки.

Уцелело даже все пиво в ящиках

К месту события уже спешили люди из прилетевшего вертолета. То были, конечно, летчики и работники аэропорта Пулково. Среди них — седовласый генерал Покрышев, бывший летчик-истребитель, дважды Герой Советского Союза. После войны он работал начальником смены в ленинградском аэропорту.

Они хотели поскорее узнать о причинах происшествия, успокоить пассажиров, оказать им помощь. Поскольку все были живы, оставалось подать к месту происшествия автобусы, для того чтобы отвезти пассажиров и их багаж в Пулково и они могли продолжить полет. Предлагали народу поехать и на поезде.

Что удивительно, практически все пожелали лететь! Так и отбыли без своих чемоданов. Как известно, багаж и грузы в авиалайнерах перевозят в специальных отсеках — трюмах, расположенных в нижней части самолета. Но в нашем случае попасть в нижний трюм не было возможности.

Самолет ведь не стоял на бетонке аэродрома, а плавал в Неве.

Уже к вечеру лайнер затонул. Вода проникла через ниши, куда убираются шасси во время полета. Снаружи только хвост торчал. Уже на другой день из морского порта пригнали мощный плавучий кран и с его помощью самолет подняли.

Только после этого удалось извлечь багаж пассажиров и запас жигулевского пива, предназначенный для самолетного буфета. Автор хорошо помнит те ящики с алкоголем. Все до одной бутылки были целы. Их работники аэропорта принимали поштучно. Вот такой был строгий учет и контроль.

Помнится, один из рабочих, доставлявший бутылки к контролеру, попросил для себя пару жигулевского: мол, ну могли же они разбиться при вынужденном приводнении. Контролер так сурово посмотрел на того несчастного, что он немедленно отошел от ящиков прочь.

ЕСТЬ ВОПРОС

Так ли уж был плох Ту-124?

Не раз приходилось слышать и читать, что авиалайнер Ту-124 был «неудачным детищем» конструкторского бюро академика Туполева. Такую оценку могли давать лишь дилетанты. Когда в конструкторском бюро узнали о благополучном приводнении на Неве, то ликовали! Уже один этот факт говорит, что конструкция самолета прочна и герметична.

Ну а если познакомимся с его ТТХ и сравним с другими, то увидим, что авиалайнер вовсе не плох.

Вот, к примеру, показатель аварийности этой машины: из 165 выпущенных харьковскими авиастроителями самолетов за двадцать лет эксплуатации разбилось менее девяти процентов.

Это неплохой показатель, особенно если учесть, что по вине экипажей (пресловутый человеческий фактор) произошло больше половины авиакатастроф.

К слову, известный всей планете первый в мире турбореактивный самолет Ту-104 имел аварийность за тот же период времени в два раза выше. Так что туполевцы — молодцы!

Ну а аварии? Увы, аварии были, есть и всегда будут. Все предусмотреть невозможно. Разве мог предугадать капитан американского «боинга», что вскоре после взлета в сопла турбин его самолета попадут дикие гуси?

Если бы самолет Ту-124 был ужасен, его не стали бы покупать китайцы, индусы, поляки, чехи и другие народы, ему бы не устанавливали памятники в Китае, Индии и России.

Судьба самолета и экипажа

Лишь спустя три дня после описываемых событий Ту-124 увезли на барже на Васильевский остров, где его разрезали автогеном на части. Сохранили лишь самое ценное, что есть в самолетах, — пилотскую кабину и приборы. Позже их стали использовать в качестве тренажера в одном из училищ гражданской авиации.

Поначалу главное управление Гражданского воздушного флота СССР расценило действия Мостового как разгильдяйство. Его даже отчислили из двухсотого авиаотряда. Но поднялся шум за границей: мол, пилота, совершившего невероятный подвиг, отправили мести аэродром. Об этом написали тогда многие зарубежные СМИ.

В итоге было объявлено, что Мостового представили к ордену Красной Звезды за мужество, а членов экипажа — к медалям. Однако позже жена Виктора Жанна Мостовая рассказала, что указ о награждении так и не был подписан. Воспротивился сам генеральный конструктор Туполев. Компромиссное решение принимал лично Никита Хрущев — ни награждать, ни наказывать.

Правда, семья отважного летчика (жена, дочь, Виктор и его мать) вскоре получила двухкомнатную малогабаритную квартиру на улице Вавилова в Москве. До того все они жили в маленькой комнате в коммуналке. В том же доме получил квартиру и штурман Виктор Царев. Капитана буксира Поршина наградили почетной грамотой и часами.

Позже Мостового направили на учебу в Академию гражданской авиации в Ленинграде. Но с учебой он не справился — нахватал двоек и был отчислен. Виктор продолжал летать командиром турбореактивных самолетов, перевозя пассажиров и грузы. В начале 90-х выехал с семьей на постоянное место жительства в Израиль. Там и умер от рака в 1997 году.

Источник: http://foto-history.livejourna…

Источник: http://www.spb.kp.ru/daily/261…

Источник: https://cont.ws/post/363390

Над Ленинградом у самолета внезапно кончилось топливо. 25 лет власти скрывали информацию о случившемся

В истории авиации известно 11 случаев, когда пилоты пассажирских авиалайнеров совершали вынужденные посадки на воду, но только 4 случая обошлись без человеческих жертв.

Американцы об одном из таких происшествий даже сняли фильм «Чудо на Гудзоне» в 2009 году с Томом Хэнксом. Но мало кто знает, что в СССР было свое подобное чудо.

21 августа 1963 года в 9 часов утра пассажирский лайнер Ту-124 вышел на регулярный рейс из Таллина в Москву. После взлета пилоты обнаружили, что переднее шасси не убралось и заклинило.

Возвращение и посадка в аэропорт Таллина оказались невозможными из-за сильного тумана и диспетчеры направили самолет не в Москву, а на ближайший ленинградский аэродром «Пулково». К посадочной полосе в срочном порядке пригоняют пожарную технику и машины скорой помощи. Но, как оказалось, зря.

Уже в 11 утра Ту-124 показался в окрестностях Ленинграда. Посадка с полусогнутым шасси опасна — самолет может удариться корпусом об землю и взорваться. Чтобы снизить риск большого взрыва и последующего пожара, командир воздушного судна Виктор Мостовой решает израсходовать часть топлива, просто кружась над городом.

В ходе полета бортинженер Виктор Царев прорубывает дыру в полу кабины пилота и при помощи шеста пытается вернуть шасси в нормальное положение. Механизм не поддается.

Проделывая восьмой круг над городом, на расстоянии 20 километров от аэропорта и имея по данным топливомера 750 литров горючего (достаточно, чтобы долететь до посадочной полосы), пилоты обнаруживают, что левый двигатель отказал. Оказывается, что топливо внезапно закончилось.

Экипаж получает разрешение пролететь над городом, но топлива не хватает и на этот маневр. Правый двигатель тоже глохнет. Остается только садится на Неву.

Посадка на воду опасна тем, что самолет может просто переломиться как спичка. Неправильный угол посадки — и многотонная машина нырнет ко дну. Не рассчитаешь место — и самолет протаранит всё, что попадется на пути. И это при том, что всё просчитать надо за пару секунд.

Лайнер планирует с 500-метровой высоты. Руководство посадкой переходит второму пилоту Василию Чеченеву, который служил в морской авиации и имел опыт посадки на воду. Проходит всего 14 секунд от момент отказа второго двигателя до посадки.

Самолет пролетает метрах в четырех над опорами строящегося моста Александра Невского, распугав рабочих, и приземляется в сотне метров от Финляндского железнодорожного моста.

Пилоты настолько аккуратно посадили лайнер, что никто из 45 пассажиров и 7 членов экипажа не получил даже царапины. А из многочисленных бутылок пива на борту не разбилась ни одна.

При посадке Ту-124 едва не протаранил паровой буксир, проплывавший по реке. Судно оттащило самолет к правому берегу Невы. А пассажиров спешно эвакуировали и доставили в Москву.

В проломы корпуса просачивалась вода, лайнер тонул. Прибывший пароход с водосливом пытался откачивать воду с самолета, но к следующему утру воздушное судно затонуло. Позже его таки подняли со дна и в разобранном виде отправили в одну из авиашкол Тамбовской области для тренировок курсантов.

Аварию самолета в СССР замалчивали. Длительное время о ней мало кто знал. Даже свидетелей с места происшествия уводили отряды милиции. А фотографам засвечивали пленки.

Но некоторые фотографии всё же удалось сохранить. Фотограф-любитель Юрий Туйск был одним из свидетелей происшествия и сумел незаметно сделать пару фотоснимков. Однако показать их общественности он решился только спустя 30 лет.

Неприятности были у членов экипажа Ту-124. Пилоты объясняли аварийную ситуацию неполадками аппаратуры: мол датчик показывал достаточный запас топлива для посадки и внезапно начал показывать ноль. Но специальная комиссия отстранила членов экипажа от дальнейших полетов.

Тем не менее спасенные пассажиры не забыли своих спасителей и стали собирать подписи на их поддержку. Среди тех, кто летел на Ту-124 был будущий патриарх Алексий ІІ. Именно его содействие стало решающим.

Позднее в дело вмешался сам Никита Хрущев и пилотов оправдали. А командиру экипажа Виктору Мостовому и штурману Виктору Цареву выделили квартиры.

Спустя 35 лет после аварии на телевизионной передаче «Как это было» Василий Чеченов, тот самый второй пилот, руководивший посадкой на воду, признался, что увлеченность экипажа ремонтом шасси повлекла за собой невнимательность к показателям датчика уровня топлива, что усугубило ситуацию.

Сложно сказать, что было настоящей причиной аварии: невнимательность экипажа или поломка аппаратуры. Но нельзя не отдать должное пилотам, которые в критический момент проявили хладнокровие и профессионализм при посадке самолета на воду, что спасло жизни десятков людей, и не только пассажиров.

А что ты думаешь по этому поводу? Высказывайся в комментариях.

Источник: https://ofigenno.com/chudo-na-neve

Что вы знаете о чуде на Гудзоне?

Ни один транспорт в мире не привлекает к себе столько внимания, сколько самолет. Любое опубликованное в интернете видео взлета или посадки тут же набирает сотни тысяч просмотров и десятки тысяч лайков.

Многотонная конструкция, которая с легкостью отрывается от земли и уносит в небо несколько сотен человек, всегда будет приковывать к себе взгляды.

Ведь для большинства полет самолета — это почти чудо, которое невозможно объяснить никакими законами физики.

В реальной жизни все более прозаично: самолет взлетает благодаря подъемной силе, которую создают двигатели и крылья, а управляет всем этим пилот, который оказался за штурвалом не благодаря папиному блату, а после учебы в вузе, различных курсов повышения квалификации и сотен пройденных тестов.

Гражданской авиации уже больше ста лет. Первый полет пассажирского самолета состоялся 12 февраля 1914 года — лайнер «Илья Муромец» поднял в воздух 16 человек и собаку. Но до сих пор миллионы людей задаются вопросом — как летает самолет? А любое авиационное происшествие неизбежно становится новостью номер один во всех мировых СМИ.

Читайте также:  Как получить внж (вид на жительство) в австрии в 2018 году

Уже сто лет работа авиаконструкторов подчинена одной цели — сделать полет более безопасным. И им это неплохо удается.

По безопасности среди всех видов транспорта самолет уступает только поездам. И хотя аэрофобов вряд ли что-то переубедит, но с цифрами не поспоришь: в 2015 году по всему миру было выполнено 34 млн рейсов, а разбилось 16 самолетов, погибло 560 человек (в России на дорогах в 2015 году погибли 23 114 человек).

На пять миллионов полетов в мире в 2016 году лишь два были фатальными. Это самый низкий показатель за всю историю гражданской авиации.

Для сравнения, в 2014 году в мире произошло 12 авиакатастроф, в которых погибло 640 человек. В 2012 году случилось чуть более 20 авиакатастроф, в 2011-м воздушные лайнеры разбивались 28 раз. Худшим же в истории гражданской авиации признан 1972 год: тогда потеряли жизнь 2370 человек в результате 72 авиакатастроф.

Чтобы число авиационных происшествий и количество погибших в них людей неуклонно снижалось, самолеты еще на этапе проектирования на земле подвергают таким перегрузкам, которые в реальной жизни не случаются никогда.

Например, новейшая модель от Boeing — лайнер 787 Dreamliner — на испытаниях провисел на «дыбе» три года. Его крылья были зажаты в огромные тиски, а концы заломлены вверх с отклонением от стандартного положения на восемь метров. Так инженеры изучали «усталость» металла. Всего же за время испытаний «подопытная модель» 787-го пережила несколько жизней обычного лайнера.

Но как бы ни совершенствовались технологии, какими бы умными не были авиационные компьютеры, главным гарантом безопасности полета остается пилот. Именно от его профессионализма зависят жизни пассажиров и экипажа. Для этого он годами оттачивает свое мастерство на тренажерах, каждые полгода проходит врачебную комиссию, сдает десятки тестов на аттестацию.

И хотя пассажиры в случае любой нештатной ситуации на борту чаще обращаются к Богу, чем уповают на мастерство пилота, именно от его умения зависит сохранность воздушного судна и людей.

В 1982 году пилоты Boeing-747 авиакомпании British Airways смогли предотвратить катастрофу даже тогда, когда у самолета на высоте 11 км отказали все четыре двигателя.

Уже когда лайнер снизился до 3 км от земли, они смогли запустить все двигатели и приземлиться в аэропорту одного из индонезийских островов. Никто из находившихся на его борту 263 человек не пострадал.

В августе 1963 года лайнер Ту-124 «Аэрофлота», летевший из Таллина в Москву, вынужден был приводниться на Неву в Ленинграде из-за отказа обоих двигателей. Никто из 45 пассажиров и семи членов экипажа не пострадал.

Эта посадка стала одним из шести случаев приводнения самолетов, в результате которых не было погибших. Последний такой инцидент произошел в Нью-Йорке в 2009 году. 15 января лайнер Airbus A320 авиакомпании US Airways выполнял рейс Нью-Йорк—Шарлотт—Сиэтл.

На его борту находились 150 пассажиров и 5 членов экипажа. Через 90 секунд после взлета в аэропорту Ла Гуардия самолет столкнулся со стаей канадских гусей. Отказали оба двигателя.

Экипаж под руководством 57-летнего Чесли «Салли» Салленбергера благополучно посадил воздушное судно на воду реки Гудзон в Нью-Йорке. Все находившиеся на его борту 155 человек выжили.

Авиационное происшествие в тот же день окрестили «Чудом на Гудзоне». 8 сентября 2016 года в прокат вышел фильм, рассказывающий об инциденте.

Режиссером картины стал Клинт Иствуд, а главную роль капитана «Салли» Салленбергера сыграл обладатель «Oскара» Том Хэнкс.

Также в «Чуде на Гудзоне» снимаются Аарон Экхарт в роли второго пилота и помощника Салли Джеффи Скайлза, и номинантка на премию «Оскар» Лора Линни в роли жены главного героя Лоррейн Салленбергер.

Фильм снят по сценарию Тодда Комарники по мотивам книги Салленбергера и Джеффри Заслоу «Highest Duty». Продюсерами проекта стали Клинт Иствуд, Фрэнк Маршалл, Эллин Стюарт и Тим Мур. В качестве исполнительных продюсеров выступили Кипп Нельсон и Брюс Бергман.

В работе над фильмом к Иствуду присоединились несколько его давних соратников, с которыми в прошлый раз режиссер работал над мировым хитом «Снайпер»: оператор Том Cтерн и художник-постановщик Джеймс Дж. Мураками. Оба они были номинированы на «Оскар» за фильм «Подмена».

Картина рассказывает не только о самом чудесном спасении лайнера и пассажиров, но и о судьбе пилота после этой истории. Несмотря на то, что общество и пресса были готовы носить Салли на руках, за уникальным примером авиационного мастерства последовало расследование, угрожавшее разрушить его репутацию и карьеру.

Реальный же самолет, приводнившейся на реку, был поднят и куплен Музеем авиации «Каролинас» в Шарлотте (штат Северная Каролина). Сейчас его может увидеть любой желающий.

Чесли «Салли» Салленбергер после аварийной посадки покинул авиакомпанию и занялся продвижением программы, которая помогает молодым людям делать первые шаги в гражданской авиации. Также он пишет книги, выступает с лекциями об авиационной безопасности и воспитывает двух дочерей.

В честь Салленбергера канадская группа Electric Youth написала песню A Real Hero. В 2012 году композиция была номинирована для MTV Movie Awards в категории Best Music.

Авиакомпания US Airways, в которой с конца 80-х годов работал Салли Салленбергер (в то время это был крупнейший авиаперевозчик мира по числу ежедневных рейсов), в прошлом году прекратила свое существование, слившись с American Airlines. Последний рейс US Airways выполнила 17 октября из Сан-Франциско в Филадельфию. Номер рейса был 1939 — год основания авиакомпании.

Источник: https://news.rambler.ru/articles/34659288-chto-vy-znaete-o-chude-na-gudzone/

Самолет, который приводнился на Неву..

?Наталья Шеховцова (bonmotistka) wrote,
2017-10-11 19:01:00Наталья Шеховцова
bonmotistka
2017-10-11 19:01:00Во время любого полета с нами проводят инструктаж, как вести себя, если самолету придется экстренно садиться на воду, как пользоваться надувными жилетами, где находятся запасные  выходы… Но в реальности таких случаев было всего шесть. Приводнение сложно выполнить, да и на поверхности самолет продержится не дольше получаса. Так что, при малейшей возможности, лучше дотянуть до подходящей наземной полосы.

Первый случай приводнения пассажирского самолета — 16 октября 1956 года. «Боинг-377», рейс «Гонолулу-Сан-Франциско». Отказали два двигателя из четырех. Экипаж принял решение приводниться неподалеку от курсирующего военного корабля. Хвост отвалился, но 24 пассажира и 7 членов экипажа были спасены.

Второй случай. 1962 год. 22 октября. Американский DC-7. Причиной аварии был назван неконтролируемый рост скорости вращения воздушного винта, вызванный отказом в узле нагнетателя силовой установки. Все 102 человека, находившиеся на борту, выжили.

Самым уникальным до сих пор является третийслучай приводнения. 21 августа 1963 года. Ленинград.

«Это была новая модель, свежеиспеченное детище туполевского КБ. На его борту находились 45 пассажиров и 7 человек экипажа. Сразу после взлёта обнаружилось, что переднюю стойку шасси заклинило в полуубранном положении. Потом на взлётном поле найдут оторвавшийся шаровой болт – он был предназначен для фиксации шасси в убранном состоянии.

Садится с такой поломкой, сами понимаете, крайне опасно. В Таллинне стоял туман, и поэтому аварийный борт отправили в ближайший аэропорт Пулково, в Ленинград. Там была грунтовая полоса, на которую можно было посадить самолет «на брюхо».  Во время полета летчики пытались устранить неисправность. Бортмеханик Виктор Смирнов даже пробил днище фюзеляжа и пробовал выбить заклинившее шасси.

Но всё было тщетно. Стойка застряла намертво.

Для аварийной посадки надо сжечь топливо. И самолет стал кружить над Ленинградом. Земля дала экипажу команду выжечь топливо до запаса в одну тонну.  В это время в Пулково готовились к экстренной встрече: к посадочной полосе пригнали пожарную технику и кареты скорой помощи.

 И вдруг, на восьмом круге заглох левый двигатель… Когда это произошло, диспетчеры дали команду срезать путь к аэродрому прямо над городом, и самолёт пошел прямо над центром Ленинграда, прямо над всеми его красотами и открыточными видами.

Внизу промелькнули Исаакиевский Собор, Стрелка Васильевского острова, Дворцовая площадь и Невский проспект… А над Смольным Собором… заглох правый двигатель.

Как потом оказалось, бортовые расходомеры топлива выдавали ошибочные данные, они их завышали, и тем самым вводили лётчиков  в заблуждение.

Представляете, о чём думал экипаж и пассажиры в этот момент? А ленинградцы на земле думали, что снимают кино, радостно махали руками и улыбались низко летящему самолёту. Никто из них даже не подозревал, что лайнер может упасть им на голову.

Командир суднаВиктор Мостовой прекрасно понимал, что выжить с неработающими двигателями невозможно, и чтобы избежать катастрофы на земле, чтобы предотвратить напрасные жертвы среди горожан, он направил свой самолёт в сторону Невы… И городу, и экипажу и пассажирам повезло с тем, что вторым пилотом на борту был Василий Чеченев – бывший военный летчик, причем летчик морской, летавший на гидросамолётах. Командир Виктор Мостовой принял волевое решение сажать самолет на воду, и передал управление Василию Чеченеву. Именно он совершил подвиг под названием Чудо-на-Неве.

Как потом подсчитали сами пилоты, между остановкой двигателя и моментом приводнения прошло 14 секунд.

Всего 14 секунд на принятие решения и его реализацию… 14 секунд между небом и водой… 14 секунд между жизнью и смертью.

За это короткое время, растянувшееся для пилотов вечностью, самолет на высоте 90 метров пролетел Литейный мост, потом 30 метров над Мостом Петра Великого, и наконец, на высоте всего 10-ти метров над мостом Александра Невского. Его тогда только строили, и некоторые рабочие в ужасе спрыгнули с лесов в реку.

Напомню, что Нева – судоходная река, и движение на ней весьма оживленное. Любое, даже самое маленькое судно по курсу аварийной посадки могло стать причиной катастрофы. И тут экипажу в очередной раз довелось пережить сильнейший стресс — неожиданно впереди появился буксир, который тащил бревенчатый плот.

Пилоты резко потянули на себя штурвал, многотонная махина на последнем выдохе взмыла вверх, пропустила под собой буксир, и, вздымая каскады брызг, приводнилась перед самым Финляндским мостом…  До моста оставалось всего 50 метров… пятьдесят метров, которые отделяли 50 жизней от казалось бы неминуемой смерти.

Встречный буксир, который мог стать виновником трагедии, на самом деле был послан Высшими Силами для спасения. Во-первых, перепрыгивая через него, самолёт волей-неволей приобрёл самый оптимальный угол приводнения.

И во-вторых, экипаж буксира тут же пришел на помощь. Речное судно потащило судно воздушное к берегу. Там были сложены деревянные плоты, своим крылом самолет упёрся в них, и по крылу, как по трапу под взглядами изумлённой публики экипаж и пассажиры сошли на берег.

А через несколько минут самолёт затонул в Неве.

И до тех пор, пока он не утонул, зеваки на набережной были уверены, что снимается остросюжетный фильм. Все ждали появления знакомых артистов. В толпе бродил слух, что вот-вот появится красавчик Василий Лановой. Но после того, как милиция и люди в штатском стали изымать и засвечивать фотоплёнки, стало ясно – это не кино.

Лётчиков запросто могли посадить в тюрьму. Ведь по мнению властей аварийный Ту-124 создал реальную угрозу Северной Столице, её культурным памятникам и жизням тысяч людей.

Страшно даже подумать, что самолёт мог упасть в центре города, к примеру, на Исаакиевский собор. И еще страшнее, если бы на Смольный.

Я имею ввиду не Смольный собор, а Смольный – как штаб Октябрьской Революции, здание в котором размещалось всё ленинградское руководство…

По словам специалистов, ТУ-124 на тот момент был сырой машиной, но признать технические причины поломки – это значит бросить тень на советскую авиапромышленность. Проще было обвинить экипаж. Что и сделали. Но лётчиков спасла огласка в зарубежной прессе, за них вступились спасённые иностранные пассажиры, летевшие тем рейсом.

Они через западные СМИ рассказали всему миру о героизме русских пилотов.

С нашей стороны защитниками выступили советские пассажиры того везучего рейса, написавшие коллективное письмо руководству страны и журналист Василий Ардаматский, который опубликовал в газете «Известия» очерк под названием «14 секунд – 52 жизни».


Вот так, под давлением общественности и прессы пилоты Ту-124 из виновников аварии превратились в героев. Семьям командира и штурмана выдали новые 2-комнатные квартиры-хрущовки, а капитана речного буксира Юрия Поршина наградили Почётной грамотой, настольными часами и премией в половину оклада.

Это один из пассажиров того счастливого рейса Таллинн-Москва с внеплановой посадкой в Ленинграде. Тот, кто узнал или догадался – тот молодец! А для остальных сообщаю, это – будущий Патриарх Московский и Всея Руси Алексий Второй.  Видать у Всевышнего еще в 1963-м году были планы на молодого таллиннского священника.

Решайте сами чего больше в Чуде-на-Неве: вмешательства Высших Сил, везения, мужества или мастерства пилотов. Я же завершаю свою заметку неожиданной версией. Мне кажется, что у подвига, спасшего людей и город на Неве, есть простое объяснение, и кроется оно в фамилии командира «Тушки». Как его имя?

Виктор Мостовой! Мостовой! И он сел между мостами! Как замечательно, что у него именно такая фамилия. А не Земляной или Водяной.

Утонувший в Неве самолёт подняли. Разрезали на части.

Носовую часть фюзеляжа Ту-124 встроили в стену учебного здания №3 КНИТУ-КАИ (г. Казань) в качестве учебной лаборатории.»(Источник.)

Четвертый случай приводнения. 22 ноября 1968 год. И опять Сан-Франциско. Рейс из Токио. Самолет слишком рано снизился. Все (в том числе 96 пассажиров) остались живы.

Пятое приводнение. 17 июля 1972-го года. ТУ-134. Во время испытаний в Подмосковье из-за перебоев с электроникой остановилась работы топливных насосов. Лайнер посадили на Икшинском водохранилище. На борту находились только 5 членов экипажа. Никто не пострадал.

Шестое. 15 января 2009 А-320 «US Airways». Сразу два гуся из встречно пролетавшей стаи попали в два разных двигателя. Двигатели заглохли. Самолет сел на Гудзон. 150 пассажиров спасены, правда 5 человек получили серьезные травмы.

Источник: https://bonmotistka.livejournal.com/797228.html

Ссылка на основную публикацию