В китае сейчас коммунизм или социализм

Китайская модель: капитализм, социализм или неведомый гибрид?

?Перископ из глубин Тихого океана (periskop) wrote,
2013-08-05 11:12:00Перископ из глубин Тихого океана
periskop
2013-08-05 11:12:00Недавно я вам рассказал об одной из составляющих современной китайской идеологии — отношении к СССР и Сталину. Это всё же локальная составляющая — и для самих китайцев, понятно, далеко не самая важная.

В этой части цикла постараюсь рассказать о более глобальных сущностях — как видится со стороны китайская модель в целом и что же там такое построено, что за строй?

Начну всё-таки с сакраментального вопроса, который обычно самым первым волнует граждан идеологически левого лагеря — так есть ли в Китае социализм или его там нет? Если есть, то тогда сколько там социализма? И что они вообще там построили, за 37 лет после Мао? Капитализм или неведому зверушку, гибрид-мутант…?

Часто на него горячие идеологические головы отвечают так: конечно, капитализм! (вот типовое левое мнение) Всё марксо-ленинско-сталинское отринули, и под тонкой красной обманной подкладкой заделали лютый зверский капитализм, лицемеры!

И понятно почему формируется такое мнение: ведь СМИ падки на сенсационное, так что рисуют неискушённому внешнему читателю соблазнительную картинку — шанхайские мега-небоскрёбы до неба, шэньчжэньские биржи с бегающими брокерами, шикарные авто пекинских министерств, мега-пупер-супер поезда с самолётными скоростями, автострады в двенадцать полос, и всё такое прочее. Или наоборот: загазованные города, засранные широкие реки с плывущей по течению пеной, индустриализацию без тормозов, этакую «фабрику мира», где милиярды бедолаг работают за копейки. И первый и второй варианты картинок предполагают простой ответ без сомнений: ясен пень, капитализьм!

Однако, если проехать по реальному Китаю, то в эту стройную сми-шную картинку извне сразу же вклиниваются большие отклонения и сомнения. Больше «капиталистической» рисуется лишь только внешняя приморская полоса, которая попала авангардом в дэновские реформы.

Если прикинуть примерный размер по населению этой «капиталистической» территории, то набегает около 170-180 млн. чел. — полоса от дельты Янцзы на севере до Гуанчжоу на юге, без глубинных сельских районов этих провинций.

Если же считать с отдельным пока Гонконгом, курортным Хайнанем и Бинхайской экономической зоной, то может быть, с трудом дотянет по размеру до 210-220 млн. чел. Это, так сказать, витрина для внешнего мира с определёнными стандартами потребления и доходов, а также нужной долей нищих.

Социальное расслоение в этой зоне гораздо больше — но и средний стандарт потребления выше.

Шанхай. Витрина прибрежной экономической зоныИменно эта приморская полоса преимущественно генерирует миллиардные состояния и миллионеров-миллиардеров — государство не препятствует зарабатывать деньги на свой страх и риск, но при строгом условии невмешательства в сложившуюся политическую систему. Иначе будешь разорён и экономически уничтожен, система «а-ля Дэн Сяопин» предусматривает такую опцию. Зато часть пассионарных людей предпринимательского склада, которые не могли найти себе применение в классической советской модели, оттягивается в эту сферу и перестаёт быть угрозой для политической системы в целом.

Кроме того, в китайской модели есть интересная особенность: малая взаимная проницаемость большого бизнеса и системы политической власти коммунистов.

Что это означает? То, что в большом бизнесе и «большой власти» (начиная с уровня от члена ЦК КПК) можно строить отдельные карьеры, но нельзя успешно метаться от одного сектора к другому — как, скажем, в современной России.

Молодой человек, если он талантлив и амбициозен, вынужден на раннем этапе делать сложный выбор: или он уходит в бизнес, заколачивает миллионы и не может потом претендовать на вход во власть, или он идёт по партийной линии, постепенно строя политическую карьеру (либо по технократической инженерной линии в государственных отраслях) — и тогда, минимум лет через 20 после окончания ВУЗа, ему покоряются ступеньки властной пирамиды. А лет через 30, ближе к полтиннику — и общекитайские органы власти.

Если есть сомнения в этом выводе — рекомендую для примера посмотреть карьеры высшего слоя властителей КНР, членов Постоянного Комитета Политбюро ЦК КПК этого и прошлого составов.

Там — только технократы, аппаратчики ЦК, кураторы важнейших экономических структур от партии, партийные ветераны и идеологи. Именно они рулят гигантской красной восточной империей.

Никакого бизнеса, никаких предпринимателей.

В партийно-государственной карьере есть и ещё один повышенный риск — если оступился и проворовался, то низвергаешься с вершины Олимпа бесповоротно и окончательно.

Как это нам показывает, скажем, пример министра Лю — блестящего управленца и фактического создателя сверхскоростной сети железных дорог КНР. Но ничего ему не помогло, когда обнаружили факты коррупции.

В этой демонстративной жёсткости реакции системы на отклонения — тоже яркая китайская особенность; «сердюковщина» (в смысле мягкого тихого отстранения явно скомпроментировавшего себя деятеля) там не проходит.

Эта особенность их модели не решает, но хотя бы частично уменьшает главную беду современного Китая — коррупцию и снижает воздействие бизнеса на власть. То есть, там не получится так: ты ушёл в бизнес, заработал миллионы, а потом конвертировал часть заработанного бабла на проникновение в большую власть и после чего влез туда, «решая свои проблемы».

Тамошняя система власти не допускает появления в своих рядах на командных позициях шуваловых и дворковичей, зато она поощряет технократов — китайских рыжковых, устиновых и шениных. Даже само вступление предпринимателей в КПК стало разрешено совсем недавно — в 2002 году, и до сих пор весьма строго регулируется.

* * *Однако, кроме приморской китайской витрины для внешнего мира, есть ещё мощные и сверхмощные индустриальные центры, где размещается оборонная промышленность, металлургия, машиностроение, большая химия, судостроение и другие отрасли. Далянь и Квантунский полуостров, Южная и Центральная Маньчжурия, Сиань, Тайюань, Ухань и около-уханьский регион, Чунцин, Чжэньчжоу и другие.

С ними ситуация иная — тут работают комбинаты-гиганты, которые и куют мощь Китая — не только и не столько для внешнего мира, сколько для необъятного рынка и больших державных потребностей Поднебесной.

Вот скажите честно, много ли вы видели в СМИ красочных репортажей с сианьских авиазаводов? А с предприятий большого даляньского судостроения (которые недавно восстановили и оснастили авианесущий экс-Варяг)? А с чаньчуньских и харбинских автозаводов? Список можно продолжать ещё долго — металлургия, химия, энергетика, сборка скоростных поездов и так далее.

Про них практически ничего не пишут, но это совсем не значит, что их нет.

И вы, наверное, догадываетесь, что все эти гиганты индустрии требуют миллионов промышленных рабочих, которые в стратегических отраслях достаточно хорошо защищены социально, имеют пенсионное обеспечение и находятся в иных отношениях с государством, чем свободные рыночные элементы прибрежных зон с их смягчённым законодательством.

Более того, стратегические отрасли в Китае (оборонная промышленность и часть тяжелого машиностроения) находятся не в частных руках, но принадлежат государству — или непосредственно, или через 100% гос. участие в акциях. Сюда же можно прибавить и мощную систему экс-Министерства железных дорог КНР с их 2 млн. чел. работников.

Строят жильё для работников, имеют ведомственные санатории и льготные путёвки — то есть, имеют в обращении мощные фонды общественного потребления (ФОТ), как было и в советской экономической системе. Там доходы рабочих и инженеров ниже, но зато большая доля их реального дохода приходится на косвенные льготы из ФОТ.

Это также и главный оплот кадров КПК, откуда она черпает свой управленческий костяк. Их менталитет заметно отличается от ментальности капиталистов приморской зоны.
Индустрия Китая с окна поезда. Провинция ХэбэйЕсли суммировать такие промышленные центры и тяготеющее к ним население, то получится цифра между 270 и 300 млн. чел. — практически размер СССР образца 1990 года, перед падением.

Именно столько населения Китай имеет возможность кормить от большой и средней индустрии. Так же — и в горнодобывающих регионах. Работники этих секторов экономики состоят преимущественно в некапиталистических отношениях с владельцем предприятий — государством и являются защищёнными пенсиями по старости и различными льготами.

Хотя конечно, эти льготы в % отношении к доходам конкретной семьи поменьше советских образца 1980-х гг., где уже было построено социальное государство, но развалилось в 1988-91 гг. под ударами системного и национального кризиса, спровоцированного форсированной сменой политической системы.

Китайское государство дотирует магистральный пассажирский транспорт и его тарифы — косвенно авиа- и прямо — железнодорожные, а также централизованно развивает единую транспортную систему своей страны, не допуская в построении магистральной опорной сети КНР вмешательства частных рыночных эгоистических факторов.

Кроме авиации, где функционируют частные авиакомпании — которым, однако, не принадлежат аэропорты. 70% аэропортов также дотируется центральным правительством, для поддержания связности китайского государства и доступности авиации для небогатого населения. Поэтому местная авиация там не рухнула в пропасть, как на постсоветском пространстве в 1992-1997 гг., а вполне себе существует.

То же самое касается и внутреннего речного сообщения.

Также надо упомянуть и такое фундаментальное свойство китайской модели, как отсутствие частной собственности на землю (прописанное в Конституции) и приоритет государства в её распределении и использовании. Это совсем не «капиталистический» признак, и он прямо противоречит современным рыночным догмам стран развитого капитализма. Долгосрочная аренда есть, а права собственности на землю нет. То есть, если китайскому государству понадобится ваша земля для инфраструктурного проекта, или вы проворовались, или не используете землю должным образом — то такая аренда будет расторгнута, а земля возвращена в оборот, конфискована по суду, выкуплена для инфраструктуры у хозяина или передана другим добросовестным арендаторам. Таким же образом довольно эффективно регулируются и попытки спекуляции на земле, если становится известно, что земля подлежит выкупу для крупных проектов. Поэтому-то в Китае государство не только может концентрировать огромные деньги и ресурсы на ключевых инфраструктурных проектах, но и отчуждать землю для них без того геморрроя и спекуляций, как это сейчас происходит в рыночной России, скроенной по лекалам Августа-91 и Октября-93.

То есть, что получается в итоге? Доля городского населения в Китае сейчас — примерно 50/50 (начало 2012 г.): значит, примерно из 670 млн. городского населения 210-220 млн. тяготеет к приморским зонам с их преимущественно рыночными капиталистическими отношениями, а 270-300 млн.

— к индустриальным центрам с немалой долей социалистических производственных отношений. Ещё 160-180 млн.

урбанизированного населения находится в граничной зоне: сфера услуг, малый бизнес, мелкие города, стройкомплекс, компании, работающие на подрядах министерств и ведомств КНР (пример: мощные строительные колонны на сооружении высокоскоростных ж/д или частные проектные бюро).

Там нет ни пенсионного обеспечения в нашем понимании, ни госсобственности — но тем не менее этот сектор работает преимущественно в интересах внутренней индустрии и её нужд, и косвенно подчиняется государственному централизованному планированию.

Если кто не в курсе — то в Китае есть и пятилетние планы развития народного хозяйства («пятилетки») — ещё один признак, роднящий её с советской моделью.

Соотношение секторов экономики в урбанизированном населении получается примерно такое: примерно треть или немного меньше (29-32%) тяготеет к «капиталистическому» приморскому Югу и Юго-Востоку (это и есть китайская экспортная «фабрика мира»), 41-45% — к «социалистической» большой индустрии и добыче полезных ископаемых (куют мощь Красного Китая), оставшиеся 24-27% находятся в граничной неопределённой зоне — тяготея, однако, больше к индустриальному сектору и частично завися от центрального планирования.

Читайте также:  Как уехать жить в другую страну – переезд на пмж за границу

Поэтому мой ответ на сакраментальный вопрос политизированных левых такой — в Китае сейчас построена многоукладная экономика, с немалой долей частного бизнеса; однако командные высоты индустрии и полномочия по выработке стратегических решений в области экономики находятся в руках некапиталистических (можно называть их и «социалистическими», по структуре собственности) элементов. Это разве «капитализм»? По-моему, нет. Скорей, что-то вроде современного «нэпа».

Можно также констатировать то, что китайские коммунисты мастерски научились использовать организационный инструментарий современных капиталистов для своих целей, при этом выворачивая его смысл наизнанку — то есть, он в итоге работает на мощь Большого Китая. Да и командные высоты экономики всё равно остались за ними.

Правда, расплата за пользование такими методами — коррупция. С ней стараются бороться, как могут, и придумывать всё новые и новые ограничения для правящего слоя КНР.
Работа механизированной строительной колонны по сооружению сверхскоростной ж/д магистрали, близ Тяньцзиня.

Вот вам ещё два важных штриха к китайскому «рыночному» социализму:

1) Финансовая система КНР не глобализована и толком не включена в мировую, вывод денег за её пределы (исключая экономические зоны с особым режимом) сверх разрешённых пределов крайне затруднён.

Это касается даже личных заработанных средств, не говоря уже об инвестициях или неконтролируемом выводе прибыли. Карточная система UnionPay заменяет там все эти визы, мастеркарды, которые в ходу только в ограниченном количестве мест и магазинов, либо в совместных предприятиях, ориентированных на иностранцев.

Теперь подумайте: ведь, благодаря такой хитрой структуре, когда случится глобальный коллапс (и если он случится), то китайцы всё равно устоят, благодаря заранее проведённой инкапсуляции в своей оболочке. А ведь западные эксперты на этом внимание не акцентируют.

Если вы начнете таких экспертов читать, то увидите у них много карканья о том, что громадные китайские деньги вложены в ценные бумаги САСШ, и Китай, дескать, должен чуть ли не молиться на устойчивость Штатов — но практически ни слова о том, что национальная платёжная система является там изолированной и имеющей ограниченный выход вовне.

2) Мировая информационная система (Интернет) в стране доступна частично, с изъятиями. Многое просто заблокировано, а в хитрости с VPN-ами и прочими игрушками айтишников готово пускаться лишь относительно небольшое количество продвинутых слоёв населения.

Но даже не это главное — а то, что Китай в информационном смысле крутится преимущественно внутри себя — там свои твиттеры, свои соцсети, где состоят десятки миллионов, и если что — то и изнутри же это может быть эффективно заблокировано.

Кроме того, партия использует местные соцсети и микроблоги как средство обратной связи — для выявления узких мест, опасностей и предупреждая недовольство населения ещё на дальней его границе. В том числе и путём снятия тех, кто вызывает слишком большое неприятие или возмущение.

Также через национальные соцсети выявляются местные навальные и, по возможности, партия старается активных искренних смутьянов вербовать в органы власти — провинциальные, уездные, где они могут проявить себя на низовом уровне с реальной ответственностью (мне рассказывали про такой эталонный случай в Даляне). Ну а если не получается, то тогда следуют другие методы.

Ещё в Китае есть необозримое море сельского населения — около 660-670 млн. чел.: оно служит отличным резервуаром пополнения дешёвой рабочей силы для великих строек и большой индустрии в городах, а также обслуживает агрокомплекс и прокормление двух третей миллиарда городского населения, что само по себе является колоссальной и нетривиальной задачей.

Там господствуют кооперативные отношения, подряд, мелкий частный бизнес. Но при анализе этого явления нужно всегда помнить, что в красном Китае нет частной собственности на землю, а есть арендные отношения.

То есть, всё равно конечные правила игры у этой половины населения задаёт государство в лице своего генерального управляющего — Коммунистической партии Китая.

Именно поэтому я не поддерживаю категоричные оценки тех, кто считает, что в Китае имеет место «зверский капитализм» под тонкой оболочкой «декоративной красно-социалистической риторики». Нет. Китайская картина — она намного сложнее и вовсе не столь капиталистична.

* * *В следующей части рассмотрим некоторые специфические признаки идеократического государства; какие исторические лидеры КНР там в фаворе, а какие задвинуты в тень; как именно пропагандируется героическое прошлое Красного Китая и какие акценты расставляются в этом вопросе для широких масс.

Также поговорим о феномене «красного туризма», который стал значимым явлением для современного Китая уже в десятилетие «нулевых».

Рельсовая Поднебесная, полное содержание

Источник: https://periskop.livejournal.com/1091437.html

Китай: социализм или капитализм

Данный обзор ни в коей мере не претендует на научность и полноту исследования вопроса. Скорее, это попытка разобраться, имея на руках только открытые источники и 6-7 часов свободного времени.

Преамбула китайской Конституции гласит:

После образования Китайской Народной Республики китайское общество постепенно осуществило переход от новой демократии к социализму.

Было завершено социалистическое преобразование частной собственности на средства производства, уничтожена система эксплуатации человека человеком, утвердился социалистический строй…

В нашей стране эксплуататоры как класс уже ликвидированы, однако классовая борьба в определенных рамках будет существовать еще в течение длительного времени. Китайский народ должен будет вести борьбу против внутренних и внешних вражеских сил и элементов, который подрывают наш социалистический строй.

В Статье 6 Конституции уточняется:

Социалистическая общественная собственность ликвидирует систему эксплуатации человека человеком, осуществляет принцип «от каждого – по способностям, каждому – по труду».

На начальной стадии социализма государство поддерживает экономическую систему, при которой общественная собственность доминирует и другие формы собственности развиваются параллельно, придерживается системы, при которой распределение по труду доминирует при сосуществовании с другими способами распределения.

Вообще, если сравнивать Конституцию Китая с конституциями буржуазных стран, например, России, США или Франции, главное, что бросается в глаза: первые, самые главные статьи китайской посвящены вопросам собственности на средства производства и смежным вопросам, то есть, говоря марксистским языком, базису.

Тогда как в странах «демократий» в первых строках обычно идёт неконкретная обязательная часть про права человека и свободы, а также подробное описание механизма взаимодействия ветвей власти.Итак, из Основного закона Китайской Народной Республики весьма недвусмысленно следует, какой общественный строй существует в этой стране.

Теперь перейдём к рассмотрению возражений, которые обычно приводят, когда хотят опровергнуть написанное в Законе. Их можно разбить на две условных части.

Первую группу возражений против социализма в Китае можно обрисовать так: мол, если в стране есть развитые финансовые рынки, в мегаполисах строятся небоскрёбы, в которых работают многочисленные иностранные и международные китайские компании, на прилавках полно самых разнообразных товаров, а дороги полны современных автомобилей, то это никакой не коммунизм, а самый настоящий капитализм.Эту группу возражений достаточно легко снять тем заключением, что формы, которые принимают внешние атрибуты хозяйства в социалистической экономике, никак не обязаны быть похожими на таковые у СССР, особенно позднего периода. Самое главное в теории формационной теории Маркса — это отношения между людьми по поводу средств производства. Именно поэтому депутаты Всекитайского Собрания народных представителей так подробно останавливаются на этом вопросе в первых абзацах Конституции. Сопоставление внешней привлекательности, яркости городской жизни с определённым общественным строем есть ничто иное, как простые манипуляции, применявшиеся в первую очередь при борьбе буржуазного мира с СССР. Однако же сам коммунистический способ производства является более эффективным, поэтому ассортимент товаров и услуг при господстве такого способа должен выгодно отличаться от стран с менее эффективным строем. Также неприятие картинки «более успешного социализма» может быть связано с личной верой индивидов, мнение которых зачастую формируется простой, но настойчивой буржуазной пропагандой.То же касается и международный связей Китая, его обширной торговли с буржуазными странами. Автаркия и закрытость не являются обязательными атрибутами стран социалистического уклада. Снова опыт СССР, который подвергался санкциям в со стороны Европы и Америки как в 20-е годы, так и во времена Холодной войны, с умыслом или по незнанию как бы распостраняется на все социалистические страны.Теперь вторая группа возражений, а именно наличие в Китае сверхбогатых людей, которые владеют большими компаниями. Дескать, ну вот, раз в Китае есть люди, которые за счёт эксплуатации труда делают миллиардные состояния, то в стране самый развесистый капитализм.Как уже сказано выше, в Китае развиваются разные формы собственности при доминировании социалистической. В какой форме выражено это доминирование? Из выступления официального лица на недавно завершившемся XIX Съезде КПК:

«На настоящий момент на долю негосударственного сектора экономики приходится около 80 проц. занятых, около 60 проц. ВВП, более 50 проц. налоговых поступлений страны и почти 70 проц. китайских инвестиций за рубеж.» (http://russian.news.cn/2017-10/22/c_136697980.htm).

Сразу бросается в глаза то что оставшиеся 20% занятых на гос.предприятиях делают 40% ВВП и 50% налоговых поступлений. Это означает, что государство по-прежнему сохраняет контроль над самыми основными, а также самыми прибыльными предприятиями.

Политически доминирование социализма выражено в первую очередь в деятельности правящей Коммунистической партии.

КПК сейчас насчитывает почти что 90 млн членов, являясь самой крупной партией в мире.

Цели, которые она перед собой ставит, в первую очередь соответствуют интересам рабочих и крестьян: «Партия должна объединить все национальности китайского народа, повести их к завершению построения общества средней зажиточности и одержать великую победу при вступлении в новую эру социализма с китайской спецификой».

Несмотря на то, что с 2002 года в КПК разрешено вступать предпринимателям, борьба с типичным для этого слоя людей влиянием в Китае только усиливается:

«В докладе чиновника на проходящей сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП, высший орган государственной власти Китая) говорится, что в минувшем году судами Китая различных ступеней было заслушано 45 тыс. коррупционных дел с 63 тыс. фигурантами. Это число увеличилось по сравнению с 2015 годом на одну треть.» (http://www.interfax.ru/world/553203). При нынешнем Председателе КНР Си Цзиньпине проводятся самые масштабные за последнее время чистки в партии, продолжается последовательное уничтожение клановости в Партии (борьба с «шанхайской кликой», посадка Бо Силая и т.д.). Ведётся борьба с распостранением буржуазной квази-идеологии посредством религий:

«Члены партии не должны иметь религиозных верований, это красная черта для всех партийцев. Они должны быть убежденными марксистами-атеистами, подчиняться правилам партии и следовать ее идеологии. Искать ценность в религии запрещено»(https://mir24.tv/news/16258530/vlasti-kitaya-prizvali-chlenov-kompartii-zabyt-pro-religiyu).Китай не собирается ослаблять партийный контроль, напротив, выводит его на новый уровень:

«Углубление структурного реформирования системы контроля , создание Национального комитета по проверке дисциплины и надзора нацелены на укрепление централизованного единого руководства КПК в антикоррупционной работе, строительство единой, авторитетной и эффективной системы государственного контроля, обеспечение охвата контролем всех государственных служащих, продвижение модернизации системы государственного управления и способностей управления… В Китае органы контроля не являются ни административными, ни правосудными структурами, они от лица Партии и государства исполняют право контроля. Ян Сяоду заявил, что в настоящее время в Китае уже 47 организаций по проверке партийно-государственного уровня, контролируются 139 партийных организаций, осуществляется всесторонний надзор под руководством Центральной комиссии по проверке дисциплины КПК. В совершенствовании партийной и государственной системы самоконтроля Китай уже полностью завершил пилотные задачи по реформированию в Пекине, провинциях Шаньси и Чжэцзян, следующий этап – развертывание этой работы по всей стране. (http://russian.people.com.cn/n3/2017/1023/c31521-9283617.html)

Читайте также:  Временная регистрация иностранного гражданина по месту жительства или пребывания в 2018 году

Нельзя сказать, что интересы конкретных капиталистов либо капиталистической части экономики Китая в целом проводят свои интересы посредством КПК. Политическая власть, как и прежде, используется в первую очередь для улучшения жизни рабочих и крестьян.

Взаимодействие с капиталом основано на принципе его полезности для развития, но не ввиду личной заинтересованности представителей высшей политической власти либо стратегии «сдачи страны» под интерес иностранного и международного капитала. Капитал в Китае не формирует экономическую и политическую повестку.

Для него созданы все возможности для взаимовыгодного сотрудничества, однако к реальной власти он не допущен. Таким образом, ни о какой буржуазной контрреволюции поводов говорить не имеется.

При взгляде на список китайских миллиардеров можно увидеть, что большинство из них поднялось на новых отраслях экономики, тех, которые изначально были завязаны на внешние технологии: интернет, финансовые рынки, торговля, рынок недвижимости: https://www.forbes.

com/china-billionaires/listВынужденный разворот Китая времён Дэн Сяо Пина к широкому сотрудничеству с капиталистическими странами был обусловлен необходимостью промышленного развития на базе передовых технологий. Сейчас можно сказать, что такой выбор при всех своих локальных минусах привёл к общему успеху.

Китайцы в полной мере ощутили пользу от развития своей экономики, почти полностью побороли нищету:Выросла обеспеченность жильём:Китай, вопреки давним замшелым сказкам про «отсутствие пенсий», уже почти построил полноценную пенсионную систему (почитать на английском):Процент трат на пенсии относительно всего ВВП не так велик, как в старых развитых странах, однако следует учесть, что Китай является чемпионом по частным сбережениям населения:К тому же, процент городского населения пока что тоже не так высок — всего 55%. Пожилое сельское население, ввиду преимущественного общинного способа ведения хозяйства, обеспечивается необходимым иными способами, помимо официальной пенсии.Из графика выше также виден рост расходов и на другие социально значимые части экономики. Китай старается обеспечить медициной и образованием все слои населения:

«Численность сельских абитуриентов из бедных районов, принятых в ведущие вузы страны, возросла на 21,3%. Освобождены от платы за обучение и других сборов ученики общеобразовательных средних школ высшей ступени из малообеспеченных сельских семей… Продолжается работа по созданию единой системы базового медицинского страхования для сельского и неработающего городского населения, повышены нормы госбюджетных дотаций на это страхование, увеличены инвестиции, предназначенные на основные виды общественных услуг в сфере здравоохранения. Обеспечен всеобщий охват медицинским страхованием на случай серьезных заболеваний сельского и неработающего городского населения.» (Из отчёта Председателя Правительства Китая за 2016 год).

При всех оговорках, ВВП также является весьма значимым показателем успеха экономики страны.

На душу населения в сравнении со второй крупнейшей страной мира Индией:

Таким образом, у нас есть все основания полагать, что Китай является социалистическим государством, которое в полной последовательности со своим Основным законом, медленно, но неуклонно проводит в жизнь политику построения коммунизма.

Пока командные высоты заняты Партией, проводящей в жизнь диктатуру пролетариата, вопрос взаимодействия социалистического государства с несоциалистическими элементами внутри своей многоукладной экономики регулируется именно в интересах союза рабочих и крестьян.

Такой способ управления экономикой во время перехода от капитализма с элементами феодализма к коммунизму может являться действительно эффективным, обеспечивающим, с одной стороны, быстрое догоняющее развитие отсталой в недавнем прошлом аграрной страны, с другой стороны, позволяющим не терять общее верное направление к поставленной цели. Это в недавнем прошлом демонстрировало государство под управлением Партии во главе с Лениным и Сталиным, это в наши дни демонстрирует Красный Китай.

Особенность китайского пути заключается в том, что Китай за счёт своих огромных экономических и человеческих ресурсов параллельно даёт развиваться и социалистическим, и капиталистическим отношениям в экономике, однако не даёт капиталу взять верх в политической системе, держит его под контролем.

Такой путь, очевидно, выбран для того, чтобы материальная база будущего коммунизма развивалась максимально быстрым, но плавным образом, без крупных конфликтов внутри страны и с соседями.

Не нам судить, насколько правильным был выбор, сделанный Дэн Сяо Пином, однако по всем основным показателям жизнь рабочих и крестьян в Китае неуклонно улучшается, предпосылки для дальнейшего развития экономики и социальных отношений хорошие: колоссальные успехи в производстве, рекордные вложения в науку и образование, потрясающий рост транспортной инфраструктуры, действительно массовое, а не показное, внедрение новых технологий в повседневную жизнь — электротранспорт, развитие интернет-сервисов и финансовой инфраструктуры, освоение космоса на пользу народного хозяйства, рост доли хайтек-компаний в ВВП страны (15% в 2015 году, https://giovanni1313.livejournal.com/69686.html), и так далее. Китай, наверное, наиболее близок к построению полноценного социалистического государства на деле. Просто, ввиду своих размеров, а также культурных особенностей, он делает переход от одной фазы к другой не спеша, успевая выжать максимальную пользу из своих локальных капиталистических очагов в экономике. Пока что, как следует из Доклада Председателя КНР Си Цзиньпина на XIX Съезде КПК, Китай не планирует сворачивать свой НЭП, сохраняется принцип «Одна страна, две системы».На весах истории на одной чаше лица довольных миллиардеров и часть экономики, живущей в НЭПе. На другой чаше общее верное движение всей китайской нации к коммунизму. Критикам, которые не видят картины целиком, предлагаем самим предоставить сколь-нибудь реальную программу перевода страны с 1,3-миллиардным населением на совершенно новые экономические рельсы, а сперва, для лучшей подготовки, рекомендуем почитать труды Владимира Ильича Ленина, хотя бы доклад «Новая экономическая политика и задачи политпросветов», некоторые пункты которого удивительно перекликаются с основными выводами недавно завершившегося XIX Съезда КПК.=======================Список литературы:1. Конституция Китая, русский перевод: http://chinalawinfo.ru/constitutional_law/constitution2. Конституция РФ: http://www.constitution.ru/3. Конституция Франции, русский перевод: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnstUS.htm4. Конституция США, русский перевод: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnstUS.htm5. Обзор китайского рынка недвижимости: http://giovanni1313.livejournal.com/45884.html6. Пенсионная система Китая, на английском: http://www.worldpensionsummit.com/Portals/6/docs/China%20Pension%20System%20%20by%20Ebbers-Smorenberg-Hagendijk.pdf7. Доклад Ли Кэцяна о работе Правительства, март 2017, русский перевод: http://russian.cctv.com/2017/03/17/ARTISbjDflMg0p8PcryeNSff170317.shtml8. В.И.Ленин, «Новая экономическая политика и задачи политпросветов», http://uaio.ru/vil/44.htm

➡ Источник: https://publizist.ru/blogs/110169/21008/-

Sergey Koretsky мыслитель

  • Активность: 73k
  • Репутация: 3353
  • Пол: Мужчина

Sergey Koretsky мыслитель

Источник: https://cccp.temadnya.com/1277609668290283717/kitaj-sotsializm-ili-kapitalizm/

Какой он, коммунизм в Китае?

Правящей партией КНР уже более 60 лет является Коммунистическая партия Китая. Она лидер Единого фронта, состоящим из остальных официально действующих партий. Коммунизм в Китае имеет свои особенности и не всегда совпадает с первоначальными доктринами.

Становление коммунизма в стране

Зарождение социалистически ориентированных групп в Китае произошло в начале 20 века. Крах Российской Империи и формирование Советской Республики подпитало зарождавшееся движение. Первыми решились на создание политической партии участники шанхайского объединения. Это произошло в 1921 году, который и является датой основания Коммунистической партии Китая.

Партия быстро развивалась и активно вербовала новых последователей. Так, с 53 членов на момент основания, к 1926 году количество сторонников увеличилось до 50 тысяч. Вступление в Интернационал на следующий, после основания, год дало движению поддержку мирового пролетариата.

В результате войны с Японией и ряда внутренних конфликтов коммунисты захватили власть изгнав гоминьданцев с материковой части страны в Тайвань. В сентябре 1949 политический совет провозгласил создание Китайской Народной Республики. Председателем народного совета, высшего органа власти, стал Мао Цзэдун.

Политический и экономический курсы в данный момент

Некоторые эксперты сомневаются что Китай является коммунистической страной и сегодня.

Экономика Китая является самой быстрорастущей в мире и практически все блага современного общества доступны его жителям. Коммунисты принялись за реформацию экономики, и с 1978 внесли ряд поправок.

В результате экономический сектор обладает спецификой, характерной как для коммунистического строя, так и для капиталистического:

  • Наличие частного бизнеса. Всего 3% корпораций являются государственными, но их суммарный объем производства составляет около четверти.
  • Руководство экономикой находится в руках партии. Основные управляющие должности отраслей промышленности занимают политики высшего слоя партии или их родственники.
  • Частные предприниматели стремятся войти в партию для получения послаблений и преимуществ в своей сфере.
  • Вся земля в стране, согласно марксистским постулатам, принадлежит государству, которое является арендодателем.

В социально-правовой сфере правительство Китая придерживается жестких коммунистических рамок. Показателями этого можно выделить:

  • полный контроль над всеми видами СМИ;
  • тотальная цензура сети интернет;
  • контроль рождаемости, доходящий до принуждения к абортам и стерилизации;
  • уголовное преследование диссидентов и лидеров религиозных течений;
  • жестокие пытки, применяющиеся к заключенным, и принуждение к труду;
  • запрет и преследование некоторых религиозных течений;
  • запрет на создание политических партий несоциалистических настроений;
  • отсутствие выборов, в демократическом понимании этого слова.

Факторы позволяющие коммунизму оставаться у власти

Именно готовность китайского коммунизма к переменам, связанным с необходимостью внешних контактов с миром и обуславливает ее крепкие позиции на политической арене. Поощрение развития частного бизнеса и перенос производства иностранных компаний на свою территорию позволяет обеспечивать рабочими местами все слои населения.

Контроль цен на рынке применяется только к группе базовых товаров потребления, что не мешает здоровой конкуренции.

Несмотря на высокий уровень контроля, населению Китая разрешается вести любой образ жизни, прямо не противоречащий политике партии.

На замену запрещенных сервисов, в том числе и в сфере интернета, разрабатываются аналоги, компенсирующие их.

Разница в достатке различных групп хоть и существенен, но уровень жизни постепенно растет. Но практически треть населения страны живет за чертой бедности.

Коммунистическая партия

Ведущей и, одновременно, крупнейшей политической организацией не только Китая, но и мира, является КПК. Она существует с 1921 года, а первым ее главой стал китайский коммунист и революционер Чэнь Дусю.

Идеологически партия следует постулатам марксизма-ленинизма и маоизма. Заявленной целью декларируется создание коммунистического общества. Но в реальности, за счет использования большого количества дешевой рабочей силы, преследуются интересы капитала.

В Единый фронт Китая — номинальная коалиция политических партий, входит, помимо КПК, 8 малых партий. Он не является независимым и играет фиктивную роль. Лидеры малых партий назначаются указами правящей структуры.

Центральные органы власти

В 70-х ведущую роль в партии занял Сяопин, и упраздненные в период реформаций, получивших название «Культурная революция», прежние центральные органы власти были восстановлены. Контроль над ними осуществляет КПК.

Высший орган руководства, утверждающий все изменения конституции, — Всекитайский съезд Коммунистической партии Китая. Он созывается ЦК раз в 5 лет.

Центральный комитет включает в себя несколько подчиненных органов:

  • Постоянный комитет партии;
  • Секретариат ЦК;
  • Политбюро;
  • Центральный военный совет.

В его обязанности входит избрание Политбюро и следующего генерального секретаря партии из текущего состава Постоянного комитета. Съезд партии служит для официального обнародования политического и экономического курсов страны на ближайшее время.

К центральным органам относят так же Канцелярию ЦК, отвечающую за решение административных вопросов, Центральную дисциплинарную комиссию, борющуюся с экономическими преступлениями внутри руководящих органов, Юридическую комиссию и отдел безопасности КПК — охрана членов партии.

Читайте также:  Нужна ли виза на маврикий для россиян, украинцев и белорусов в 2018 году

В руководстве, на данный момент, состоит 9 членов. Государственный совет и НОАК — народно-освободительная армия республики, так же являются важными политическими силами Китая.

Организации местного управления

Для управления жизнью страны на местах существует широкая сеть более мелких организаций. Партийные ячейки крупных городов и провинций подчиняются центральному аппарату.

Высшими органами власти этих территорий, по аналогии с ЦК, являются съезды. Далее по цепочке располагаются пленумы и бюро.

Сами организации, в свою очередь, делятся на более мелкие управления, относящиеся каждый к своему району или небольшому городу.

Руководители

С зарождения и до 1943 года главной должностью в партии являлся генеральный секретарь.

После прихода к власти Мао Цзэдуна система была реформирована, и ведущую роль стал играть председатель Политбюро центрального комитета.

Мао был лидером вплоть до своей смерти в 1976 году, он занимал самые разнообразные посты в правительстве Китая, но всегда оставался самым влиятельной персоной в политике Китая.

В 1980 была восстановлена должность генерального секретаря. С тех пор именно он является первым лицом государства и отвечает за ее внешнюю и внутреннюю политику. С 2012 года в этой роли выступает Си Цзиньпин, на последнем пленуме 16 года получивший звание «руководящего ядра».

Члены коммунистической партии

Состав партии, начиная с июня 1921 года, постоянно увеличивался. К началу нового тысячелетия членами партии было уже более 60 миллионов.

Важным этапом развития стало разрешение на получение партийных билетов представителям частного капитала.

Сейчас в составе Коммунистической партии Китая можно найти основателя компании Sany и самого богатого китайца в мире Ляня Вэньгэня и Чжана Жуйминя — главу крупнейшей компании производителя бытовой техники Haier.

В данный момент в партию входят 26 миллионов представителей крестьянства, по 7 миллионов рабочих и различных административных служащих, 9 — партийных кадров, более 12 миллионов разного рода менеджеров и технических специалистов.

Внутренние фракции

Борьбу внутри партии обеспечивает наличие двух фракций, мнения которых по политико-экономическим вопросам расходятся. Туаньпай и Шанхайцы стремятся к господству своих идей в правительстве, но в настоящий момент поддерживается баланс представителей обоих течений.

Представители Союза молодежи выступают за развитие центральных бедных регионов и выравнивание уровня жизни по стране. Во внешнеполитическом поле они придерживаются антизападной позиции и считают что Китай должен стать лидером своеобразной оппозиции капитализму.

Они представлены в центральных органах власти Ли Кэцаяном, занимающим должность премьера, и Ху Цзиньтао, экс главы комсомола.

Шанхайская клика состоит членов правительства и ЦК КПК. Они получили силу при Цзянь Цзэмине, председателе КНР с 1989 по 2002 год.

Последователи шанхайцев всячески противятся попыткам ограничения промышленного сектора Китая и блокируют подобные реформы.

Си Цзиньпин является членом Шанхайцев, но последнее время его политический курс и проводимые реформы демонстрируют о наличии договоренностей с комсомольцами. Это характерно для последних лет, когда многие члены фракции перешли на сторону Туаньпай.

Членские партийные взносы

Ежегодно члены коммунистической партии Китая платят взносы в казну организации. Их размер индексируется раз в несколько лет и зависит от уровня дохода гражданина, являясь прогрессивной.

При месячном доходе менее 3000 юаней ставка составляет 0,5%. При превышении данного уровня дохода, ставка повышается до 2%.

Особенности китайского социализма

Социализм в Китае обладает своей спецификой. Он формировался на протяжении многих лет на основе традиционных учений, но с добавлением моментов, вносимых лидерами страны.

К особенностям, характерным именно для Китая, можно отнести:

  • капитализм в китайском экономическом секторе;
  • тотальный контроль сети интернет, несмотря на то что страна является крупнейшим рынком в мире для разработчиков и компаний;
  • широко разветвленная система власти, эффективно действующая как на государственном уровне, так и на местах.

Социальная сфера жизни граждан не контролируется до мелочей, но система негативно реагирует на вещи, являющиеся, по ее мнению, угрозой для построения коммунизма.

Подведение итогов

Быстрый экономический рост Китая обусловлен именно симбиозом нескольких политических принципов, применяющихся при управлении государством. Рыночная экономика позволила промышленному сектору быстро адаптироваться под регулярно меняющиеся запросы, а коммунистическая пропаганда и контроль над занятостью обеспечил предприятиям дешевую рабочую силу.

В социально-правовой сфере китайцы серьезно ограничены, но это не ведет к падению уровня жизни и, поэтому, воспринимается жителями относительно спокойно. Большей проблемой является неравномерная развитость страны: прибрежные регионы имеют приток капитала за счет торговли и промышленности. Центральные аграрные регионы получают на порядок меньше прибыли и живут в худших условиях.

Источник: https://KitayGid.ru/istoriya/kommunizm-v-kitae

Остался ли Китай коммунистическим?

Китай имеет вторую по величине экономику и одну из крупнейших фондовых бирж в мире. Небоскребами усеяны Пекин, Тяньцзинь, Шанхай и другие китайские города. На китайских дорогах можно найти все марки автомобилей, а китайские граждане пользуются последними моделями смартфонов.

Так является ли еще КНР коммунистической страной, или это современное капиталистическое государство?

Коммунистическая партия Китая приняла некоторые аспекты капитализма, но контролирует все стратегически важные направления и строго ограничивает право на свободу высказываний, собраний и убеждений. Политическая структура китайского режима является классической ленинской диктатурой.

Arbejderen16.01.2017Project Syndicate12.01.2017Le Figaro04.01.2017Foreign Policy27.12.2016Atlantico28.11.2016Страна не смогла бы наслаждаться результатами быстрого роста ВВП в последние годы, если бы партия не отошла от чистого социализма в 1978 году под руководством Дэн Сяопина, когда проводились эксперименты с экономической реформой.

На протяжении многих десятилетий партия постепенно ослабила контроль над средствами производства и позволила развиться частному предпринимательству. Высшее китайское руководство в настоящее время признает, что партия больше не следует методам классической командной экономики. Она теперь применяет «нео-командные» методы.

Государственные предприятия составляют только 3% от всех компаний в Китае, но они производят, по оценкам, от 25 до 30% от общего объема промышленного производства.

Партия продолжает «руководить» экономикой, высшие партийные чиновники или члены их семей владеют предприятиями в ключевых отраслях.

Например, Цзян Мяньхэн, сын бывшего лидера компартии Цзян Цзэминя, известен как король телекоммуникаций.

Впечатляющие цифры роста ВВП Китая не вполне соответствуют действительности. В 2007 году Ли Кэцян, нынешний премьер-министр Китая, сказал чиновнику в США, что официальные цифры являются ненадежными. Он смотрит на объем железнодорожных грузовых перевозок, потребления электроэнергии, а также новых кредитов, выданных банками, чтобы правильно оценить экономический рост Китая.

Многие крупные китайские предприниматели являются членами коммунистической партии, они входят в законодательные или политические консультативные органы режима. Предприниматели вступают в партию, потому что членство в партии гарантирует преимущества для бизнеса.

В соответствии с учебниками марксистского учения, партия является единственным истинным землевладельцем в Китае, она сдает в аренду земельные участки китайскому народу.

Китайское общество по-прежнему жестко контролируется партией.

Партия содержит более двух миллионов интернет-полицейских, чтобы осуществлять цензуру и манипулировать общественным мнением, а китайских пользователей интернета в глобальную сеть не пускает мощный брандмауэр. Партия заставляет китайских женщин делать принудительные аборты и подвергает стерилизации тех, кто не следует ее политике ограничения рождаемости.

Лечение интернет-зависимости посредством электрошока в Пекине

Диссиденты, а также члены религиозных общин и рядовые члены гражданского общества, живут под постоянной угрозой быть объявленными политическими противниками, после чего их «приглашают на чай», то есть на допрос к сотрудникам общественной безопасности. Они подвергаются жестокому обращению, пыткам и принудительному труду в местах лишения свободы.

Режим контролирует суды и обеспечивает практически идеальное количество обвинительных приговоров, вынесенных политическим противникам. После длительного тюремного заключения видные диссиденты оказываются под домашним арестом.

Китайская конституция гарантирует свободу вероисповедания, но партия игнорирует свои собственные законы. Например, бывший генеральный секретарь коммунистической партии Цзян Цзэминь в 1999 году начал преследовать адептов духовной практики Фалуньгун и создал для этого специальные органы.

С политической точки зрения, Китай по-прежнему управляется компартией, одержимой тотальным контролем.

С 1949 года Коммунистическая партия является единственной правящей политической партией в Китае. Другие партии существуют в рамках «Единого фронта», но у них нет независимости от коммунистов.

Лидер или генеральный секретарь партии не создает свой кабинет министров, а является частью Политбюро, члены которого принимают все главные решения в стране. Он назначается ветеранами и элитой партии, а не путем демократических выборов.

Может, в наши дни лидеры Китая и сменили серую униформу эпохи Мао с пятью пуговицами и воротником-мандарин на черные деловые костюмы. Но до тех пор, пока серп и молот остаются в Большом зале народных собраний, коммунизм в Китае не окажется на свалке истории.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/politic/20170120/238561218.html

А в китае коммунизм или нет?

А в китае коммунизм или нет?

военный коммунизм. живут в условиях военного лагеря))

Китай социализирован намного меньше, чем Россия. Бесплатной медицины нет даже на законодательном уровне, например. В Китае чистейший капитализм + мощное госуправление.

Коммунизм не построен не в одной стране мира. Только социализм. Основной признак коммунизма — От каждого по способности- каждому по потребности (подрозумевает отсутствие денег как таковых! )

в китае диктатура политбюро.

В Китае мудрые правители которые ведут страну по пути прогресса. И какая разница как это назвать.

В их понимании они строят социалистическое общество под чутким руководством КПК но социализм с учетом особенностей китайской цивилизации. В отличии от СССР китайские коммунисты всецело поддерживают развитие рыночной экономики и не видят в этом никаких противоречий.

У них коммунизм очень хитро сплетён с капитализмом

далеко нет во всю крупная частная собственность единственный признак коммунизма то что местные коммунисты монополизировали власть

Коммунизма и социализма вообще не может быть в реале… Это мечты людей о «светлом будущем», где можно не работать и хорошо жить, мечты лентяев и халявщиков…

В СССР был государственный капитализм, например, партийная номенклатура эксплуатировала народ сильнее чем капиталисты на Западе свой народ, так что социализма не было ни где в мире, а говорить и вести пропаганду о социализме выгодно тем, кто получает деньги за оболванивание населения… В Китае -капитализм китайский только, в каждой стране свой капитализм, так как все страны разные…

Нет. т. к. там ходят деньги, как минимум. А по сути, я даже не знаю, как этот строй назвать. Ближе к рабовладельческому. Но только рабовладельцем является сама нация. Они строят своё будущее на костях нынешнего поколения.

Да, а Вас это смущает, или Вас не устраивает политика Ху Цзиньтао?

Нет. Там социализм с отчетливо выраженным капитализмом. Но всех уверяют что они социал-демократы. Кстати запрещается любым организациям или отдельным лицам подрывать социалистический строй Китая. За это лишают жизни

думаю что нет! ибо как может быть коммунизм если в старнеи нищие и мультимиллиардеры да иосновы коммунизма без финансовые отноешния равенство а тут что ут говорить рынок!

В КНР правит КПК, а её идеалогии марксизм -ленинизм, идеи Мао Цзэдуна и теория Дэн Сяопина. Ещё при Мао были выдвинуты задачи политики 4 модернизаций. При Дэн Сяопине началась политика Реформы и открытости. Все 4 поколения Китайский Коммунистов строят социализм с китайской спецификой и через лет 8 не надо будет удивляться если китай станет сверхдержавой, а ое ей станет.

Та же идея и у КПРФ, кстати российскую компартию поддерживает Куба, КНР и КНДР. (я за КПРФ) (;

Нет. У них капитализм, но флаг и слова политиков коммунистические.

Войдите, чтобы написать ответ

Источник: http://society.ques.ru/questions/a-v-kitae-kommunizm-ili-net

Ссылка на основную публикацию